• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:48 

Мой образ дружит с вашим, а ваш дружит со мной. Тому, кто носит образ - страшно. Еще страшней тому, кто дружит с головой.
Птичка свистит за окном. Машинки шумят. Я смиренно терплю боль в спине, которая внезапно почти лишила меня возможности нормально двигаться. Боль становится сильнее. Если час назад я мог вполне сносно ходить и даже приготовил себе еду, то теперь я с трудом сижу на кресле и пишу этот текст. Тут уж не до анализа психической обстановки, тут хочется, чтобы это просто прошло и больше ничего. Хотя,, мне, кажется, нравится это ощущение осмысленности, несмотря на то, что я и испытываю сильную боль. У меня есть желание, и это уже хороший признак: я еще жив.
Пошел на кухню, втер себе какую-то мазь. Сижу и думаю, какого черта. Почему я, почему мне. А потом вспоминаю, что почему бы и нет, собственно. У меня почти год ничего совершенно не болело, пора и честь, как говорится, знать. Птички у меня здесь, соловьи. Машинки, не знаю какие. Выйти бы сейчас на улицу, подышать бы горячим весенним воздухом, послушать эхо собственных шагов, посмотреть, как быстро темнеет небо. Но если мне даже лежать больно, то от ходьбы я, скорее всего, вообще упаду в обморок.. Или, может быть, все не так уж плохо и у меня ничего не болит. Может быть мне только кажется, что мне в спину воткнули раскаленную кочергу. Может быть, по десятибальной шкале боли, эта боль всего лишь единичка и я везунчик, которому в жизни не бывало никогда больно. Кто его знает. Но головой лучше лишний раз не вертеть. Лучше тихонько дышать, лежать, молчать.

До завтра.

21:04 

Мой образ дружит с вашим, а ваш дружит со мной. Тому, кто носит образ - страшно. Еще страшней тому, кто дружит с головой.
Каким я был тогда. Не стоит и вспоминать, хотя психоанализ и рекомендует это занятие, как наилучшее лекарство от внутренних переживаний. Но чтобы осознать свои переживания, надо переживать, а я не переживаю. То, что я угнетен психически, то, что я не знаю, как унять дрожь и страх, еще не говорит ни о чем, еще не означает, что мне надо вспоминать. Мою голову, лежащую у матери на коленях. Я еще слишком мал, чтобы стесняться этого. Она гладит меня по голове и я засыпаю в этом трясущемся пригородном автобусе. Мне немного холодно, и мне немного хорошо. Я не один. Я не пропаду. «Ты должен любить, - говорит она»
Что это такое? Я постоянно думал тогда, что это такое. Глядя в весенние лужи, в которым плыли маленькие льдинки, сверкая на весеннем солнце. Я не видел ничего более яркого, ни до, ни после, чем эти весенние льдины. Они плыли и таяли, одна, за другой. Плыл какой-то мусор и ветки, пачки сигарет, окурки, куски пенопласта, которые кидали в эти ручьи дети соседних домов. Дети постарше, дети помладше. Дети, с которыми мне не хотелось дружить. Но о них потом, до них еще не дошло время.
Сверкание этих лучше и казалось мне любовью, или это я теперь вспоминаю это как любовь. В случае, если я ошибаюсь, ничего не изменится. Тогда не было во мне ничего, кроме счастья. Где теперь все оно? Я не видел таких луж очень давно, и льдин таких не видел. Дети уже не кидают пенопласт в ручьи, не смеются, они по прежнему так же неприятны мне, как тогда. Я бы мог воссоздать все это в своем воображении, но в этом нет необходимости. Надо смириться со своим отсутствующим взглядом на сегодня. Еще не время, сегодня еще не время.

До завтра

22:24 

Здравствуйте

Мой образ дружит с вашим, а ваш дружит со мной. Тому, кто носит образ - страшно. Еще страшней тому, кто дружит с головой.
Моя мама однажды сказала мне, что я должен быть добрым и внимательным ко всем созданиям на земле, но забыла сказать, что в число их вхожу и я сам. От этого, кажется, я недооценивал себя лет до восемнадцати. А после восемнадцати, я стал невнимателен, неосознан, непреклонен. Теперь, спустя девять лет, я возвращаюсь на те же места, в которых испытал первые чувства любви и внимания ко мне со стороны других людей, и смотрю, как равнодушие этих мест угнетает мою нервную систему. Равнодушие и мертвенность. Этих людей там уже нет, и я никогда не смогу вернуться туда тем же, но я прихожу туда и смотрю. Я пытаюсь воскресить в себе чувства, те самые чувства, которым когда-то меня научила мама, но ничего пока не получается. Я так же мертв и безжизнен, как памятник Грибоедову, как памятник Чехову, как памятник Долгорукому. Я так же безразличен, как здание телеграфа и государственной думы. Я тверд, как красные стены кремлевские. Я все забыл. Но я хочу вспомнить.
И я вспомню.
Скоро. Что такое значит это слово из шести букв. И в этом мне помогут слова, которые я буду оставлять здесь, до тех пор, пока слов не останется, до тех пор, пока за этим лесом, я ни найду наконец, то, что ищу.

До завтра

Космическая одиссея 2016

главная